00:56 

Империя подземного дракона

Ликагора
Империя подземного дракона



Пролог.


Этот дворец иногда называют гробницей. Не без причины, конечно же, но при императорской семье лучше так не говорить. Дело не во внешнем виде, ведь он прекрасен, шпилями-колоннами подпирает небо, а резные арки взлетают к потолку в каждой зале. Облицовка крупнозернистой мраморной и нефритовой мозаикой, а в оконные рамы из белой кости вставлено чистейшее стекло, какое производят только на окраинах столицы.
Напротив парадного входа – гигантских размахов розоватая пятиугольная Императорская площадь; её обрамляют гранатовые деревья и другая, Круглая площадь, вымощенная зелёным кирпичом. Затем лишь встали толстые стены, за которыми скромно расположился городской парк.
За дворцом никто, кроме императорской семьи, не бывал и не ведал, что там спрятано. Известны случаи, когда некоторые, одержимые этой тайной, женились на принцессах, выходили замуж за принцев, чтобы лишь одним глазком увидеть…
Там раскинулся небывалой красоты сад. Отсюда, из танцевальной залы, видно совсем чуть-чуть – лишь густые кроны деревьев, пустой холм и стена без башен или бойниц, поэтому красота – лишь фантазия придворных. За глаза дворцовые сады называют «задним двориком», и неизвестно было, кто за ними ухаживал, и ухаживал ли вообще. Нормальные люди всё-таки верили, что там всего лишь большой парк для личного отдыха.
Турд Чинеро, глава единственной на всю Империю академии магии, присутствовал на балу в честь принца Тимо Хостия, единственного сына Императрицы Кикулы первой. Самому Тимо ещё не исполнилось даже двенадцати лет, и он сидел при матери, скучая. Так же скучал и Турд, которому сейчас больше всего на свете хотелось хорошего коньяка пустынников и ржаного хлеба. Ни того, ни другого нельзя было найти на императорском столе. И без того дорогой коньяк перестали завозить в южную часть Империи, он остался лишь у самих пустынников. Ржаной хлеб просто не подавали к столу, он считался грязной пищей.
Турд был одним из тех безумцев до всяких тайн, но вдова Императрица приняла обет безбрачия, а дочерей или сестёр у неё не было. Да и… собственная жена не поймёт. Почесав подстриженную по последней моде бороду, он перестал глядеть в окно. Скоро стоять так на одном месте и ни с кем не разговаривать станет неприлично. Кто-нибудь может подумать, что он что-то задумал или скучает. Чинеро не хотел, чтобы на него обиделась сама Императрица, к тому же у него ещё были вопросы к некоторым из гостей.
Он обошёл танцующих вдоль стены, приближаясь к молодому человеку с бакенбардами, лет тридцати. Весь при параде, темноволосый, с горящими глазами, собрал вокруг себя прекраснейших (и не очень) дам в ампирных платьях из светлого фуляра, втирал им что-то в нежные головушки про свои подвиги…
- Ваше высокопревосходительство, фельдмаршал Пардеро… можно вас?
- О, наш добрый друг, советник Чинеро. Знакомьтесь, девушки, этот седой маг на деле ещё в самом расцвете сил и способен подпалить хвосты целой армии…
- Фельдмаршал…
- Не надо формальностей, Чинеро, - смеялся Пардеро, перебивая; уж очень звонкий у него был голос. - Мы пришли сюда отдыхать, а я не заметил, чтобы вы кого-нибудь приглашали на танец сегодня. Ну же, здесь столько прелестниц…
- Пардеро, - маг был явно напряжён, слегка покачивался вперёд-назад, ожидая, когда ему уделят должное внимание. - Я хочу поговорить о проблеме рунгитов на севере.
- А что рунгиты? Неужели вы хотите сказать, что ваши маги не справляются с этими чудовищами, и вам нужна помощь бравых солдат? – Пардеро подмигнул девушкам. – Ну, так и скажите, мы всегда готовы помочь нуждающимся, особенно нашим вездесущим и чрезмерно серьёзным друзьям магам. Отдыхайте, мы что угодно для вас сделаем, только извольте отдохнуть в этот чудеснейший вечер!
- Вы можете не говорить этого вслух, Ваше высокопревосходительство, но у нас…
- Ладно, дамы, - снова перебил фельдмаршал. – Позвольте мне побеседовать с господином Чинеро наедине. А потом, когда настанет время белого танца, пообещайте мне, что обязательно пригласите его…
Помахав рукой в белой перчатке и проводив взглядом девушек, он, счастливо улыбаясь, отвернулся от мага.
- Они прекрасны… а вы не умеете отдыхать, господин Чинеро. При всём уважении, вам более всех из нас сейчас необходим добрый отдых, но вы и тут с делами пристаёте ко всем. Финансовый советник минуту назад мне на вас жаловался. Вас считают занудой. А в отсутствии верховного канцлера все лезут ко мне с просьбами о вашей отставке. Быть занудой в высшем обществе – это не только недоразумение, это ещё и опасно. Чего вы хотели?
Пардеро, впрочем, продолжал звенеть и улыбаться, но вынудил мага стоять спиной к Императрице. Сам Чинеро не сразу понял и оценил это. Не в этот день.
- Вы будете, наконец, действовать, фельдмаршал?
- Действовать?
- Вводить военное положение в Северной Империи.
- Господин Чинеро, - скалился он своими белоснежными зубами, - давайте начистоту. Это официально у нас есть Северная Империя. Они-то этого не признают. Это пустынники. Я понимаю, вы хотите ввести туда войска. Мы им предлагали, они отказались. Они боятся, что мы совсем накроем медным тазом их драгоценный суверенитет. Единственное, что мы можем сделать им в помощь для сдерживания рунгитов – это отправлять туда ваших магов «на стажировку». И то, недовольны ведь, дикари.
- Не мелите чушь, простите, высокопревосходительство. Там гибнут… не люди уже, города гибнут.
- Не города… так, городишки, размером с небольшой посёлочек на окраинах Столицы, - Пардеро подхватил с небольшого столика бокал шампанского, пошёл к дверям и жестом пригласил мага следовать за ним. Турд незаметно облизнул пересохшие губы. Они вошли в банкетный зал, где музыка играла громче всего, и было больше угощений, но меньше танцующих. В основном тут если и танцевали, то дети лет десяти-двенадцати. Фельдмаршал сел на небольшой диван и попросил Чинеро тоже присесть.
- Даже по вашей походке видно, что вы совсем недавно на посту главы Академии и Советника, господин Чинеро. Не в обиду вам.
- Сочту это за комплимент. И что, кроме нежелания видеть солдат нашей армии на своих территориях, у Северной Империи нет причин нам отказывать?
- Ещё раз, они боятся за свою независимость. Когда мы захватывали пустынников, они так вцепились в свою свободу, что нам ничего не оставалось, кроме как отдать её им в обмен на те ресурсы, за которые нам раньше приходилось очень и очень дорого платить королевству Табья с юга. Пустынники в обиде на нас уже за это.
- Пустынники же сами почти не добывают ни железа, ни тем более мрамора, им-то что? Мы лишь забрали у них то, чем они никогда не пользовались.
- Ха! Теперь эти дикари думают, что могли бы продавать это нам. Но то железо, что они добывают сами, едва ли сгодится на хороший плуг, не то что на оружие или боевые машины, - Пардеро устало положил руку на затылок и улыбнулся немного более вымучено, преследуя взглядом двух маленьких девочек, одна в пышном жёлтом, другая в нежно-розовом платьице. – К слову, против рунгитов нужны именно боевые машины или магия. Но пустынники с трудом мирятся даже с пехотой на границе.
- Я говорил с северными советниками. Они согласны с необходимостью введения армии в Северную Империю, - продолжал настаивать маг.
- Это в нашей столице они согласны. А в Кефалао их дикарский совет против, они не считают это необходимостью, - молодой фельдмаршал вдруг засмеялся и отпил немного вина из бокала.
- Так может, стоит открыть границу? Мы же одно государство, - зарычал Чинеро.
- Повторюсь, господин академик. Официально мы действительно одно государство. На деле мы и так уже впустили много беженцев-пустынников. Ещё немного, и они начнут качать права. Взбунтуются. Вдруг тоже решат, что мы едины? Я не хочу, чтобы у нас были какие-нибудь дикарские законы, а вы?
Турд хотел буркнуть что-нибудь вроде «мне всё равно», но побоялся, что фельдмаршал устроит лекцию о северном законодательстве, а маг и так прекрасно знал, что там за законы.
- Вы бы хоть почтовую связь наладили.
- Это не ко мне, - ответил Пардеро, глядя в бокал.
- А к кому же ещё? – сердито потёр бороду Чинеро.
- К пустынникам. К Северной Империи. От границы письма ходят нормально. А что у них там творится – понятия не имею. Ей богу, весь вечер портите, хоть и в правду в отставку вас…
Маг лишь усмехнулся, зная, что молодой фельдмаршал с почтением относится даже к младшим по чину, если они того заслуживают. Пусть иногда и шутит не по делу. А Чинеро считал, что заслужил уважение в своём-то возрасте.
- И всё-таки, я считаю, что Империя в состоянии выдержать войну и с рунгитами, и с пустынниками, если они будут недовольны нашей чрезмерной опекой.
- Позвольте, господин Чинеро, оставьте эти рассуждения на мою совесть. Я отвечаю за армию, и я знаю, что пехоте не справиться с рунгитами. Ещё я знаю, что лучше не портить отношения с пустынниками, их слишком много в самой Империи. Нам не нужна гражданская война. А если мы все силы бросим на север, на нас начнут давить другие государства, с юга и востока. Я уж молчу про запад, про великую реку. Они только и ждут…
Фельдмаршал замолк, а Чинеро не ответил, и оба подумали об одном и том же. О том они не решились высказываться вслух, хотя никто их не услышал бы. Канцлер недавно лишился головы за эту смелую идею. За то, что настаивал на ней.
- Но что-то делать с рунгитами надо, поэтому не скупитесь на магов, господин Чинеро. Эти дикари их побаиваются, поэтому, вроде, не трогают, - Пардеро всё больше поглядывал на молоденьких девушек, стремясь вернуть себе лёгкое настроение. – И ваша дочь наверняка в порядке, просто с почтой у них действительно беда. Из-за рунгитов в том числе.
- Их стало слишком много, - буркнул Турд, тоже взяв бокал вина у проходящего мимо мальчишки-слуги. – Их очень быстро стало слишком много. Такого никогда не было. Не на нашем веку.
- Да-да, - Пардеро встал, оставив пустой бокал на рукояти дивана. – Я иду танцевать, если позволите, господин Чинеро. Вам тоже не повредит. Звали бы с собой супругу, знаете…

Таким был вечер в Империи, спрятавшейся от северных пустынь за цепью высоких гор и за западной стеной, построенной почти у самой столицы пустынников, прекрасной Кефалао.

@темы: Империя подземного дракона

URL
   

Империя подземного дракона

главная