Ликагора
Глава 2

...как с этой мандьей непросто.



- Всё-таки вы, имперцы, смешные же! – хмуро радовался смуглый пустынник, который ничуть не пьянел с водки, а был таким весёлым всегда. – Погляди-ка, с носа кожа лезет! Да даже у детишек личико не такое нежное, гинандрочка!
Фиден улыбался в ответ, хотя еле сдерживался, чтобы не нагрубить. Не очень-то хотелось начинать день с драки, и так настроение в никуда ушло.
- Какое тебе дело, - буркнул он, крутя по столу стакан, - до моего носа.
- Ну, а девка твоя вообще вся красная. И как вы таких любите?
- Если проваляться под вашим солнышком пару часов, можно и корочкой покрыться, - угрюмо ворчал почти в тон собеседнику Фиден. – Скажи лучше, кто у вас одежду шьёт?
- У нас тут нет таких, - пустынник допил водку и заказал козье рёбрышко.
- Но лишнюю мандью у вас достать можно?
- Лишнего у нас тоже не бывает, - хищно усмехнулся он. – Смотря сколько заплатить готов.
- Ну вас, - отмахнулся Фиден, и пустынник тут же ожил, встрепенулся.
- Что? Что опять не так? Или вы за одежду дома у себя не платите? Ты ещё скажи, мол, денег нет, подайте…
- А вот так и скажу. Только не у меня, у неё нет. У меня-то всего хватает.
- Ну и заплати за неё! Что ты, не мужик что ли? Уж не отощает твой кошелёк. Хорошая мандья стоит не дёшево, но окупается, знаешь ли…
- Ага. Будто отдадут мне хорошую здесь, где не шьют.
- И то верно… - почесал пустынник подбородок и принялся грызть косточку. – Ну… купи ей тканку какую-нибудь длинную. Чтоб завернулась. Посади на свою лошадь, и всё.
- А сумки что, на спине везти?
- Не сломаешься, небось. Что там у тебя? Пара трусов, револьвер и палаш, как обычно?
- Угу, - Фиден перевернул пустой стакан, подложив под него несколько монет.
- Лошадь у тебя хорошая, не пугайся её перегружать-то. Рога-то какие жирные, такую хрен купишь. А была бы конягой, выменяли бы у тебя за пару таких кобыл. Кобылы они, знаешь, раз-два детей дадут, а потом клячами становятся.
Фиден равнодушно кивнул, не отвечая. Пустынник ощерился и, уткнувшись в рюмку, сменил тему:
- Тогда, пару месяцев назад, я постеснялся спросить… ты и правда мечом своим скоуликов рубишь?
- Тогда я бы не смог ответить, - парень коротко засмеялся, заглянув в лицо пустыннику. – Тогда всего пару рунгитов, то есть, скоуликов видел, и то, мелких, с кошку. А так, да. Могу побороться со средненьким рунгитом с человеческий рост, могу.
- Тогда я бы и не поверил, но раз ты жив ещё… И что, продвинулись твои поиски с тех пор, как мы последний раз виделись? – пустынник уже притронулся ко второй рюмке. – Вижу, что нет, иначе бы не возвращался. Брата твоего мы здесь не видели. Имперцев всех запоминаем, нас тут немного.
- Это вот и странно, - промямлил Фиден, постукивая кончиками пальцев по столу.
- Ничто не мешало ему миновать наш город, если он запасался едой и водой.
- В таком случае, миновать сразу шесть городов вплоть до Мегелео, где можно и затеряться, было бы желание. А я сомневаюсь, что у него было таковое.
- Ну… он мог отправиться в Кефалао в обход, вдоль гор или моря. Или вообще, может, он себе да-аму тут нашёл в каком-нибудь захолустье. На столицах свет клином не сошёлся, знаешь ли.
- Я же должен найти его.
- Ничего ты не должен. Оставь парня в покое, он взрослый мальчик. Справится.
Пустынник, пожалуй, был прав. Но на душе от этого легче не стало.
- В Тимао сказали, что он пришёл откуда-то… с востока. Я никогда не слышал, чтобы вы говорили о том, что находится за крайними восточными городами.
- Верно, у нас это не принято, - булькнул пустынник.
- Оттуда приходят рунгиты? – Фиден чуял, что тема запретная, но не желал отступать.
- Верно, оттуда. И из-под земли. А что твой брат там забыл, они не сказали?
- Говорят, случайно туда забрался.
- Случайно?! – пустынник фыркнул и опрокинул рюмку. – Беру свои слова назад! Ищи своего мальчика, пока он не умер и не восстал из мёртвых.
В корчму вошла Ранэ, подмышкой неся крупный свёрток. Лишь кивнула Фидену, кажется, из вежливости, и ушла на второй этаж, в гостиницу.
Надо заметить, на первых этажах пустынники никогда не жили, боялись, что песком засыплет насмерть, даже окон не делали. Любили третий этаж, но уже не любили четвёртый, а на втором были самые дешевые комнаты. Красиво, хотя и скромно пустынники отделывали дома снаружи: целиком выкрашивали белилами и украшали узорами дорогого голубого цвета. Жёлтый цвет, охра, считались не траурными, но похоронными. По этой причине не очень любили пустынники золото, хотя дураками не являлись и добывали его, меняли на более благородное с их точки зрения серебро.
Впрочем, монеты чеканили лишь в Кефалао.
- Ладно, парень. Не буду тебе дальше зубы заговаривать, у тебя и без меня уже взгляд того, отупел. От вина что ли, – пустынник встал, сам слегка пошатнулся и ушёл восвояси, не забыв потрепать Фидена за плечо.
Ранэ не возвращалась. Скорее всего, голодная, а всё равно не спускается в корчму. Нужно же питаться, хоть бы ты сотню раз не терпела этих пустынников. В голодной смерти мало толку.
Фиден поднялся за ней, в комнату. Девушка лежала, раскинув руки, на кровати, но привстала, когда он вошёл.
- Ну что? Вылечила своего больного, или даже не дошла до него?
- Вылечила, - буркнула Ранэ и снова легла. – Мне водой заплатили.
- Тоже неплохо. А что с ребёнком случилось-то?
- Руку где-то сломал. Хотя всё уже само заживало, ребёнок… хм. Было бы неплохо, если бы на эту воду можно было купить одежду и… инструменты.
- Инструменты?
- Медицинские.
- Не найдёшь ты их тут. А одёжку поищем. Лучше бы ты вернулась в Тимао, конечно, но тут я тебе уже не помощник.
- От тебя водкой несёт, - Ранэ свернулась калачиком, натянула на себя одеяло. Долгий путь и процесс лечения уморили её.
- Это коньяк.
- На коньяк у тебя деньги есть…
- Мои же. Ты успокоилась, да? – переложив с табуретки на кровать свёрток, который принесла с собой девушка, Фиден присел и прислонился затылком к стене. Ответа, впрочем, не дождался. – А кто этот Дио? Кроме того, что добрейший… и маг, конечно.
- Друг моего отца. Обещал позаботиться обо мне, пока я тут на стажировке.
- Хорошо с ним были знакомы?
- Не слишком, если честно. Но он приезжал к нам в гости на каждый мой день рождения. И на день рождения моей сестры, и мамы, и папы. Он как-то слишком нашу семью любил, хотя вечно был занят и… - Фиден слушал вполуха. Он честно хотел быть и заботливым, и внимательным, но собственные трудности пока что занимали больше места в голове. А девушка всё продолжала говорить, пока не заметила, что тот даже не смотрит на неё. Первой её мыслью было зашвырнуть в него ту вазу с тумбочки. – Ты бы хоть притворился, что слушаешь, придурок.
«Придурок» обратил внимание лишь на молчание и на свирепый, полный разочарования взгляд.
- Извини, забылся. Тоже, знаешь ли, свои проблемы. Но ты успокоилась, это хорошо. Отдохни немного, я всё-таки поищу тебе мандью или тканку какую-нибудь.
- Спасибо, я сама с этим справлюсь.
- Лучше отдохни. Хочу отправиться в путь как можно скорее.

Когда Фиден вернулся, Ранэ спала, как сурок. Тихонько храпела, но не дёргалась совсем. В какой позе легла, в той и спала. Некоторое время Фиден стоял, прислонившись к двери и успокаиваясь после не слишком удачной торговли – за мандью у него взяли много, намного больше, чем он планировал тратить.
Спала она крепко. Фиден продержался четверть часа, скучая, потом подумал немного и сходил за едой. Обед принёс скромный, но лучше, чем ничего. Надеялся, что девушка проснётся от запаха еды, но пришлось всё-таки будить. Спросонья она не сразу узнала парня, но быстро разобралась, что съедобно, а что нет.
- Уж за еду я могла бы своей водой расплатиться…
- Нет, прибереги для дороги, - теперь уже Фиден лежал ничком на кровати, нетерпеливо переминая пальцы.
- Сколько мандья хоть стоила? – Ранэ была побеждена добротой своего спасителя и старалась кушать побыстрее, хотя мясо это жевалось с трудом. Всё-таки, имперцам тут лучше держаться вместе.
- Много, не расплатишься. Просто постарайся сама зарабатывать себе на еду и пропитание. Слушай, мы же идём в Кефалао… скорее всего. Ты сможешь получить там деньги за стажировку?
- Да, должна, - ответила она, проглотив прежде довольно крупный кусок. – Ты-то как зарабатываешь, если не маг?
- Эти люди за каждого убитого рунгита готовы на руках тебя носить. Знай только, как убивать их, и кому нести их сердечник. В таверне бесплатно накормят и выспаться дадут ночь; в крупном городе могут и деньгой заплатить.
- Ты убиваешь рунгитов?
- А как я ещё жив по-твоему?
- Удача… - Ранэ с трудом снимала мясо с кости. – Мы с Дио по дороге из Кефалао в Тимао встретили лишь одного рунгита, хотя и большого.
- А вы давно в Тимао прибыли?
- Недели две назад.
- Тогда вам и вправду повезло, Ранэ. Последние две недели эти твари мне спать не дают.
- Вот и Дио говорил, что я ему удачу приношу.
- Но если ты будешь приносить такую же удачу мне, то мы останемся без денег и без обеда.
Ранэ хмыкнула, затем хихикнула, хотя Фиден говорил совершенно серьёзно. Он же не сумел не улыбнуться в ответ, пусть девушка и не видела.
- Я пойду запрягу лошадь, буду ждать у ворот. Ты ведь уже умеешь сама надевать мандью?
- Справлюсь, - кашлянула Ранэ, подавившись. Правильно надеть мандью считалось у пустынников искусством, по которому они сразу определяли, чем гость занимается, из какой провинции он родом или вообще… из Империи. Сколько Фиден ни пытался выведать, в чём секрет этого одеяния, пустынники хитро молчали. Ну и к чёрту их. Главное, мандья – это лучшее, что можно придумать для жизни в пустыне.

@темы: Империя подземного дракона