17:42 

Империя подземного дракона

Ликагора
Глава 3
Принцесса Мегелео.


- Чинеро! Господин Чинеро!
Чинеро спешил по коридору, пытаясь притвориться, что не узнаёт голоса фельдмаршала.
- Советник! – в этот раз в голосе Пардеро послышалась угроза, и пришлось остановиться.
- Здесь я профессор Чинеро, если позволите, Ваше высокопревосходительство.
К счастью, молодой фельдмаршал прожил уже достаточно лет, чтобы научиться держать себя в руках при любых обстоятельствах. Но он злился, сжимал в руке борсетку и догонял.
- Я не возражаю, господин советник. Но требую уделить мне минуту вашего драгоценнейшего времени.
- Вы же видите, я спешу, - голос Чинеро дрогнул. – Кем бы я ни был, я всё ещё преподаю в Академии, и это мой первый долг.
- Нет, вы неправы, - без напряжения или видимого раздражения повысил голос Пардеро. Они посмотрели друг другу в глаза и всё-таки остановились. – Отчего вы перестали посещать собрание совета? Почему я бегаю за вами? При всём уважении, вы понимаете, какое место при совете занимаете?
Дело было в одном из коридоров корпуса начальной ступени Академии, где, пряча взгляды от взрослых, опаздывали на занятия ребятишки лет десяти. Некоторые, завидев Чинеро, радостно вздыхали и чуток сбавляли шаг, по-детски понимая, что он ещё будет занят какое-то время, что он тоже опоздает. За какую-то секунду после того, как прозвенел вредный звонок, все ученики внезапно исчезли из коридора. Только дверь в лекционный зал, где должен был быть сейчас Чинеро, легонько скрипнула, и десяток любопытных глаз уставились на такого важного гостя, который посмел остановить самого главу Академии, спешащего на урок.
- Вы выбрали место и время… - проронил он, напряженно застёгивая верхнюю пуговицу на прямом сюртуке, коричневом, в тон брюкам.
- Позвольте, я раб своего времени, господин Чинеро. Вам ли не знать. И потом, ничего не случится с вашими детьми. Если они часик отдохнут.
- Не отдохнут, - раздражённо заворчал маг и тут же направился обратно по коридору в сторону лестницы. – Прошу, следуйте за мной, Ваше высокопревосходительство.
Фельдмаршал мотнул головой, улыбаясь и мысленно празднуя победу. С Чинеро сложно общаться на равных. Он, конечно, профессионал в своей области – в магии и в преподавании, – но уж точно не в деловых отношениях и не в праздном этикете, среди которого Пардеро вскормлен.
Несмотря на возраст, маг ходил и поднимался по лестницам весьма резво – за десять минут они добрались до первого корпуса и передохнули, лишь войдя в главный в этом здании кабинет.
- Соэрем, замени меня у ребят, тема – эпоха юджодов, – бросил он девушке, сидящей за столом у входа. Она что-то писала, но, увидев обоих, резво вскочила и, коротко кивнув, убежала. – Прошу, садитесь, Пардеро.
- Позвольте, это же… ваша старшая, верно? – фельдмаршал сел в кресло, обитое приятной жёлтой кожей, и заскучал о прошедшем недавно бале, где так и не насытился отдыхом.
- Верно, - Чинеро собрал в две аккуратные стопки раскиданные по столу бумаги и книги.
- Трудится? – как можно мягче улыбнулся Пардеро.
- Не то слово. И не ваше дело, Высокопревосходительство, - столь же мягко, не без нотки удовольствия произнёс маг. – Кажется, времени у вас было мало?
- Так точно, так точно. Так почему вы?..
- Да потому что это не совет, а дети малые, простите, - перебил Чинеро, хотя и не хотел. – Вы простите, но это переходит все границы. Совет всё тянет, а дела в Академии не ждут.
Пардеро снова обнажил свои белоснежные зубы.
- Ваши дела подождали бы. Вчера был последний совет, на котором вы могли сказать что-нибудь новое для всех.
- Дело в том, Пардеро, что мне нечего сказать нового. А повторять более чем два раза я не привык. Даже дети быстрее понимают, что от них хотят.
Засмеявшись, фельдмаршал откинулся на спинку кресла и позволил себе расслабиться немного. Он не верил в то, что Чинеро больше нечего сказать.
- Господин академик, вы хоть пытались разобраться, как работает совет?
- Нет. Повторяет одно и то же изо дня в день? Потребляет воду в неуместных количествах, когда на севере она на вес золота?
- Во-первых, отныне на каждом заседании совета будет присутствовать Её Величество Императрица, и…
- Это я уже слышал, дальше, - опять перебил профессор, за что удостоился гневного, но снисходительного взгляда.
- Во-вторых, скоро прибудет посол из королевства Табья. Юг будет настаивать на том же, что и вы, господин советник. Вас обязательно пригласят на приём. Вас обязательно спросят, способны ли ваши маги удержать рунгитов самостоятельно. Угадайте, что вы должны ответить?
- Позвольте, Ваше высокопревосходительство, мне самому решать, что отвечать.
- Я всё понимаю… Успокойте их посла. Выдумывайте, что пожелаете, только убедите, что рунгиты им не угрожают. Это правда, им нечего бояться, господин Чинеро. А если они (по вашей ли милости или по иным причинам) всё-таки вынудят нас отправить армию на север – Империи конец. Отправим меньше, чем нужно – погубим без толку много людей. Отправим достаточное количество, - тут Пардеро кашлянул и отвернулся к окну ровно на две секунды, - вот обрадуются-то народы Гвейнары, что мы людей с границ снимаем. Первое, что они сделают – сомнут нашу столицу. И вашу родную Академию, господин Чинеро. Думайте.
- Это всё?
- Нет, не всё. Советник от района Ангвис согласился финансировать магов-добровольцев, идущих на север.
- Ангвис – это район, где яблоки выращивают? – поинтересовался Чинеро, не без иронии в голосе.
Фельдмаршал кивнул и продолжил:
- Ген-аншеф очень желал, как он выражается, «завербовать» людей с запада, болотников. Не переживайте, я наложил на это вето – помощь от болотников нам меньше всего нужна. Потом, нас обязали…
Вроде бы, каждое собрание совета проходило впустую, но Чинеро не смог не удивиться, сколько пропустил важного за своё отсутствие. Пардеро же нянчился с ним… нет, пас, как овечку – так подумал профессор. Это напрягало, настораживало. И не вполне ясно, какие же цели фельдмаршал преследовал. Чинеро пытался сопротивляться просто потому, что не доверял.


- Это я понимаю… везение.
- Да?
- Угу. Не верю, что мы сейчас дойдём до Мегелео, не повстречав ни одного рунгита. Это же почти половина северной империи! – Фиден похлопывал по боку лошадь, которая двигалась очень лениво – разморило к вечеру под солнышком.
- Тебя это не устраивает?
- Меня немного пугает то, что у тебя уже больше денег, чем у меня.
- Это сколько же у тебя? – удивилась Ранэ. Нет, бездонным кошельком она Фидена не считала, но и не думала, что деньги у него могут совсем закончиться.
- Одна золотая Империи, одна серебряная и тридцать медных птоси. У тебя?
- Четыре серебряных птоси. Поменяешь золото на птоси в Мегелео, и будет у тебя снова больше.
- Дорого тут менять. Нужно продержаться до Кефалао.
- Дело твоё…
В Мегелео жило несколько тысяч человек. Это немало для пустынников. У них есть законы, но нет судов. Последние появились вместе с Империей, но до них редко доходило дело: пустынники предпочитали с преступниками разбираться самостоятельно.
Поэтому имперцы обычно боялись крупных городов, а ещё больше – деревенек в самой глуши. Да, в общем-то, зря…
В Мегелео Фиден и Ранэ прошли без особых проблем. С них взяли несколько медяков на воротах и впустили в бесконечный лабиринт узких улиц, местами полностью засыпанных песком. Здесь каждый дом был хотя бы трёхэтажным, и каждый расписан голубым. Очень светлый город, довольно чистый, если сравнивать с улочками имперских городов. А ведь в Империи есть и канализация, и уборщики, и даже законы, направленные на поддержание чистоты вне помещений.
Ранэ тут же нашла себе работёнку – какого-то пустынника недавно подавила его рогатая лошадь, все рёбра поломала, но работать нужно, а для этого – скорее встать на ноги.
Фиден пошёл искать, где нынче дешевле ночлег, и нет ли (а вдруг?) вестей о его брате. Хотя уже пытался подготовить себя к худшему.

Город хоть и не такой большой, как имперские, а заблудиться в нем проще простого. Вроде, здесь нет абсолютно одинаковых улочек, но все они узкие, неровные, и не у кого спросить дорогу: начинается песчаная буря. Но именно это спасло девочку лет пятнадцати, которую зажали в угол трое ребят немного постарше. Они угрожали ей ножом, запугивали, крепко держали с двух сторон за предплечья.
Фиден шел к Ранэ, которая задерживалась у своего пациента. Очень не хотелось, чтобы она возвращалась к корчме в бурю одна. Скорее всего, ей предложат остаться на ночь, но мало ли.
Увидав Фидена, разбойники заволновались и хотели сначала напасть на него, но передумали, заметив, что он при оружии. Фиден, впрочем, не успел сообразить, что происходит: ребята торопливо смылись с места преступления, запаниковав и небрежно резанув вскрикнувшую жертву по горлу.
Девушка схватилась за рану, пытаясь остановить кровь, и привалилась к стене – она не понимала, почему мучители её так вдруг оставили. Фиден как мог быстро подскочил к раненой и попытался помочь: не хватало еще, чтобы пустынница у него на руках умерла. Могут и не понять.
- Тише, тише! Ты не умрешь, все хорошо, - не очень уверено говорил он, отрывая от своей мандьи узорный подол и осторожно прикладывая к ране. Ребята, похоже, не только безумно спешили, убегая, но и просто не умели убивать – Фиден, по крайней мере, надеялся на это. Не рана – глубокая царапина, но крови все равно много.
- Пойдем, тебе нужен врач. Ты не... не знаешь, как тут пройти?.. - Фиден помог сдвинуться с места слегка ошалевшей от страха и боли девушке. Она попыталась прийти в себя, тяжело и с опаской дышала, но, чуть качнув головой, отказалась быть поднятой на руки, только прижимала окровавленный кусок мандьи к шее.
К тому моменту, как они подошли к нужному дому, ветер поднял уже много песка и пыли в воздух, но и девушка увереннее переставляла ноги, не отставая от постоянно оборачивающегося Фидена и не принимая больше никакой помощи. Она косилась на оборванный край мандьи и свободной рукой держалась за свою густую чёрную косу.
Вместо дверей пустынники вывешивали занавеску или даже ковёр, и, когда нужно было запереться или спастись от песчаной бури, очень плотно цепляли ткань к стенам и полу. Стучать в каменные стены бессмысленно; кричать, когда бушует ветер, тем более. Пришлось входить без приглашения, только тогда хозяева спустились на первый этаж и, хоть и наругались сначала за то, что Фиден впустил песок, приняли.
- Ей провели ножом по шее, - оправдывался он, - не оставлять же на улице.
- Нет, не оставлять, но можно было зайти немно-о-ого осторожнее? – ворчала пожилая женщина, помогая провести девушку на третий этаж. Всего в доме проживали две семьи, разграничив свою территорию ширмами.
Ранэ в тот момент угощали лёгким сырным ужином; она удивилась, что ей так внезапно привели ещё одного пациента, но забавно и очень широко улыбнулась, не разжимая губ, когда увидела Фидена.
- Воды можно на эту вот тряпку? Нужно только промыть ранку от песка, а дальше я залечу её без труда, она несерьёзная.
Ранэ действительно быстро справилась, магия в разы ускорила процесс заживления, оставив на шее маленький рубец. Но девушка тут же устало уснула, Ранэ тоже не выглядела оживлённой и здоровой.
По правде говоря, Фиден впервые видел, как она кого-то лечила, и… это действительно искусство. У девушки едва шевелились губы, словно она что-то вспоминала. Какое-то время просто сидела неподвижно, взяв несчастную за руку, а потом провела пальцем по ране, и она затянулась.
- Ну что, мы пойдём, раз она закончила? – нарушил молчание Фиден, боясь, что и Ранэ сейчас заснёт.
- Куда?! – вскрикнула женщина. – Даже не думайте. Ещё и свою притасканную хотели тут оставить?
Он хотел сказать, что уже заплатил за комнату в корчме, что ему неудобно стеснять стольких людей своим присутствием, но строгий взгляд хозяйки дома и вид усталой Ранэ заставили передумать. Здесь, конечно, не так уютно…

Но Ранэ, как и каждую ночь, спала без задних ног. Фидена бесплатно накормили, что уже было преимуществом перед корчмой, но кровати ему так и не досталось. Ну, спать на каменном полу тоже не впервой. Да и не обязательно. Один раз можно потерпеть.
Ночка выдалась бессонной. За ширмой храпел тот пустынник, которого недавно потоптала лошадь. Хозяйка с ещё одной женщиной помоложе ходили по всему дому и занимались чем-то, по-видимому, очень важным. За окном выл не переставая ветер.
Вот куда пропал брат? Почему ему не сидится на месте? Любой нормальный человек тут же вернулся бы в Кефалао и ждал, когда разрешатся все эти конфликты между Империей и пустынниками и уляжется неразбериха с рунгитами. Нет же, надо попытаться незаконно пересечь границу через горы, спуститься с гор практически в логово рунгитов, даже оттуда выбраться и… пропасть.
Это слишком бредово, чтобы поверить.
Провалиться сквозь землю, вернувшись из места, которое пустынники называют адом?

@темы: Империя подземного дракона

URL
   

Империя подземного дракона

главная